• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Детальная регламентация форм недобросовестной конкуренции позволит хозяйствующим субъектам эффективнее защищать права от недобросовестных действий

На это обратил внимание заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров в основной части своего выступления на пленарном заседании IХ Международного форума «Интеллектуальная собственность – XXI век». 
 
Новая редакция Закона о защите конкуренции не устанавливает принципиально новых запретов или форм недобросовестной конкуренции, а лишь детально раскрывает ранее существовавшие, исходя из подтвержденной судом практики их применения антимонопольным органом. При этом вместо одной статьи 14 введена глава 2.1, в восьми статьях которой уточненные формы недобросовестной конкуренции представлены наглядно и структурированно.
 
При этом само определение недобросовестной конкуренции, содержащееся в статье 4 Закона о защите конкуренции, не изменяется.
 
«Это свидетельствует о том, что несмотря на более подробную регламентацию форм недобросовестной конкуренции, вносимые изменения не должны привести к расширению объема действий хозяйствующих субъектов, признаваемых недобросовестной конкуренцией. При этом более детальная регламентация форм недобросовестной конкуренции, проведенная в рамках Закона, позволит более эффективно защищать свои права лицам, пострадавшим от недобросовестных действий хозяйствующих субъектов», - резюмировал замглавы ведомства.
 
Статьями 14.1, 14.2 Закона о защите конкуренции установлены запреты на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации и введения в заблуждение соответственно. «Указанные запреты существовали в Законе и ранее (пункты 1 и 2 части 1 статьи 14 прежней редакции Закона о защите конкуренции), вместе с тем, 4-ым антимонопольным пакетом введен перечень возможных объектов дискредитации и введения в заблуждение», - отметил он.
 
Статьей 14.3 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренция путем некорректного сравнения, при этом в законе прямо перечислены конкретные формулировки, которые свидетельствуют о некорректности сравнения, в том числе использование слов «лучший», «первый», «номер один», так как создают впечатление о превосходстве продвигаемого товара или игрока рынка.
 
В новой редакции в статье 14.4сохранен запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг (ранее содержался в части 2 статьи 14 Закона о защите).
 
Существенное обновление претерпели в новой редакции Закона о защите конкуренции формы недобросовестной конкуренции, связанные с использованием объектом интеллектуальной собственности. Незаконное использование охраняемых в соответствии с частью 4 Гражданского кодекса Российской Федерации результатов интеллектуальной деятельности (в первую очередь патентов) теперь будет квалифицироваться по статье 14.5Закона о защите конкуренции.
 
В то же время недобросовестная конкуренция путем совершения действий, способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с его товарами или услугами, в том числе, теперь рассматриваются в рамках института смешения (статья 14.6 Закона о защите конкуренции), которая распространяется как на незаконное использование обозначения, тождественного товарному знаку, фирменному наименованию, коммерческому обозначению, иному охраняемому средству индивидуализации на рынке (пункт 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции), так и на копирование или имитацию специально  не охраняемых обозначений и способов индивидуализации – внешнего вида товара конкурента, его упаковки, этикетки, наименования, цветовой гаммы, фирменного стиля в целом (пункт 2 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции).
 
Также в статье 14.7 новой редакции Закона усовершенствованы положения, направленные на защиту от незаконного получения, использования, разглашения конфиденциальной информации (ранее содержавшиеся в пункте 5 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции), уточнены формы и основания выявления такого нарушения.
 
Перечень форм недобросовестной конкуренции, как и в прежней редакции Закона, не является исчерпывающим, что напрямую установлено статьей 14.8 Закона о защите конкуренции.
 
Изменения также коснулись процедуры рассмотрения антимонопольным органом заявлений и дел о нарушении антимонопольного законодательства в части недобросовестной конкуренции: 4-ым антимонопольным пакетом предусмотрена возможность выдачи по данной категории нарушений (за исключением статей14.4 – 14.6, которые связаны с незаконным использованием интеллектуальных прав) предупреждения о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства (статья 39.1 Закона о защите конкуренции в новой редакции).
 
«Данная мера позволяет хозяйствующим субъектам, в чьих действиях антимонопольным органом обнаружены признаки нарушения антимонопольного законодательства, своевременно и добровольно устранить причины, условия, способствующие возникновению такого нарушения и избежать административного расследования и возможного привлечения к ответственности», - отметил замглавы Службы.  
 
В завершении выступления по этой теме Андрей Кашеваров, представляя статистику ведомства по администрированию статьи 14 закона, отметил, что «по сравнению с 2014 годом в 2015 году прослеживается тенденция уменьшения дел о нарушении пункта 4 части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции, в то же время количество дел о нарушении части 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции изменяется несущественно».
 
Отдельно в выступлении Андрей Кашеваров затронул инициативу ФАС России  по легализации параллельного импорта. Замглавы ФАС России отметил, что «тема параллельного импорта обсуждается давно, фактически уже четвертый год, и сообщил об основных результатах дискуссии, уже на площадке Евразийского экономического союза, в том числе о предложениях по конкретному перечню товаров, в отношении которых ФАС России считает целесообразным ввести международный принцип исчерпания прав». Это, прежде всего, лекарственные препараты, медицинские изделия и автозапчасти.
 
Андрей Кашеваров отметил, что 13 апреля текущего года было подписано решение Межправительственной комиссии ЕЭК о том, что необходимо подготовить изменения в статью 16 Договора о Евразийском экономическом союзе, которые позволили бы вводить режим международного исчерпания прав в соответствующих случаях. 
 
Говоря об основных рисках легализации параллельного импорта (в числе которых, по мнению противников данной инициативы, прежде всего – угроза инвестициям и рост объема контрафакта), замглавы ФАС России обозначил предлагаемые меры по их устранению. Так, для гарантии безопасности потребителей и возможности защиты правообладателей предлагается создание специализированных таможенных постов, на котором «параллельные» импортеры должны будет подтвердить оригинальность товара, при том, что порядок ввоза товаров для официальных импортеров изменен не будет.
 
 
 
 
Справка:
IX Международный форум «Интеллектуальная собственность — XXI век» проходит с 25 по 29 апреля в Москве.  Форум-2016 традиционно проводится под эгидой Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Его организаторами являются: Торгово-промышленная палата Российской Федерации, Совет Федерации ФС РФ, Федеральная служба по интеллектуальной собственности, Министерство промышленности и торговли РФ, Министерство образования и науки РФ, Министерство культуры России, Суд по интеллектуальным правам и др.