• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

Мы не в тренде

Глава петербургского Управления Федеральной антимонопольной службы Вадим Владимиров полагает, что открыть бизнес человеку, не связанному с властью, – необычно сложно. А отношение государства к малому предпринимательству характеризует как создание невыносимых сопутствующих обстоятельств…

– На что малый бизнес чаще всего жаловался антимонопольному ведомству в 2016 году?

– Большинство обращений связано с недопусками к аукционам и конкурсам: ежедневно мы рассматриваем до 30 подобных жалоб. Думаю, что их вал традиционно придется на декабрь, когда государственные органы кинутся исполнять свои бюджеты.

Также специалисты Управления получали заявления от коммерсантов в связи с отсутствием доступа к энергосетям, недобросовестной конкуренцией, использованием фирменного наименования сторонними компаниями.

И в прошлом, и в этом году недовольство малых предпринимателей вызывал порядок распределения мест под автолавки – их заняли чемпионы, которые бегают быстрее и первыми подали заявки. Хотя можно было бы отдать места тем, кто выше ростом. Почему бы и нет?

Наконец, мы получали заявления от интернет-провайдеров. Часто их не пускают в дома конкуренты, протоптавшие дорожку раньше. Пассивность граждан, не желающих проводить собрания и обсуждать допуск новичков, тоже здесь играет свою роль. Пожалуй, единственный рынок в Санкт-Петербурге, который полностью сам себя отрегулировал – такси. Это классический, но, к сожалению, по-моему, единичный пример, когда здоровая конкуренция привела к высокому качеству услуг на фоне снижения их стоимости.

– Возможно, потому, что государство еще не успело вмешаться в эту отрасль?

– Мы не можем это утверждать. На дворе патерналистские настроения, а власть – синоним солнца и счастья. И вообще, проявлять государственный оптимизм – наш долг, как говорил Бисмарк. Если серьезно, то основу жизни в России по-прежнему составляют нефть и газ. Поэтому присутствие государства на рынках будет усиливаться. Увы, наша организация сегодня не в тренде, работать сложно. Как играть за футбольную команду, которая заведомо вылетит из высшей лиги.

В кризис всегда проявляется сильное стремление к монополизации. Оно присутствует у власти постоянно, а сейчас заметно усилилось. К сожалению, в четвертом антимонопольном пакете не прошла запретительная поправка, касающаяся государственных унитарных предприятий. Поэтому ГУПы продолжают победоносно шествовать по стране, увеличив свои ряды в два раза за последние пять лет.

Мне кажется, что такие структуры в принципе не должны создаваться, а если и создаваться, то по согласованию с ФАС. Наличие ГУПа, «перекрывающего» стратегическую отрасль, хоть как-то можно объяснить. Поезда должны приходить по расписанию, но неужели украсить город к новому году может только унитарное предприятие?

Недавно ГЦРР объявил конкурс на размещение рекламы по всем пяти веткам метро на максимально предусмотренный законом срок – десять лет. По условиям конкурса исполнитель был обязан иметь опыт размещения рекламы в метро.

А чем отличается реклама в метро от рекламы, например, в автобусе? (Пока интервью готовилось к публикации, было рассмотрено две жалобы на конкурс. Одна – Центральным аппаратом ФАС России, вторая – Санкт-Петербургским УФАС. В числе прочих, ФАС России указал ГЦРР на неправомерность требования от участника опыта работы в метро. В конкурсную документацию внесены изменения, и этот пункт удален – прим. ред.).

– Этим летом в поле зрения УФАС попал потребительский рынок. Как антимонопольное ведомство может контролировать крупные торговые сети, которые за последние годы задавили небольших конкурентов?

– 90% рынка Санкт-Петербурга занимают 17 сетевых игроков. Они действительно выигрывают у малых предприятий за счет качества обслуживания, ассортимента товаров, масштабов и грамотного менеджмента.

Конечно, присутствие в таких объемах – явный перебор. Но вмешиваться в ситуацию мы не можем, поскольку на рынке отсутствует доминирование какой-либо торговой сети. И коллективного доминирования тоже нет. То есть, ни одна из сетей в совокупности не занимает больше 35% рынка, а самые крупные три не дотягивают до 50 %.

Доля рынка тройки лидеров – X5 Retail Group, «ОКей» и «Ленты» – составляет 49,9 % как в 2014, так и в 2015 годах. Поэтому пока у нас нет оснований применять нормы законодательства, запрещающие монополистическое поведение.

Более того, сегодня даже среди крупных игроков присутствует конкуренция. Мы видим движение в этой области – исчезновение одних ритейлеров, появление других, более агрессивных.

Сговор в таких условиях и масштабах невозможен, потому что сетей действительно много. Договориться по ценам могут три, пять, но не 17 участников.

– А малые предприятия нестационарной розницы образовывают свои монополии?

– Сотрудники Комитета имущественных отношений делились информацией о том, что рынок НТО фактически поделили между собой две компании. Но хозсубъекты на такое положение дел в антимонопольный орган не жаловались.

– На ваш взгляд, каким должно быть соотношение крупных сетей и НТО в таком мегаполисе, как Санкт-Петербург?

– Я не знаю оптимального соотношения, но очевидно, что у нас оно еще не устоялось. Думаю, что 90 % – это ненадолго.

– В предпринимательской среде бытует мнение, что действия властей как раз направлены на создание преимущественных условий для торговых сетей за счет выдавливания с рынка малых форм конкуренции. Вы согласитесь с этим наблюдением?

– Перед нашей организацией не стоит задача способствовать развитию малого бизнеса. Мы боремся с крупными китами, которые нарушают антимонопольное законодательство, и этим самым помогаем малым отраслям. С другой стороны, мы не можем не присматриваться к событиям, происходящим на рынке. И лично у меня создается ощущение, что здесь право общественное мнение.

Я понимаю логику власти, ее стремление к порядку. Но компетентные люди из Смольного говорили мне, что после сноса павильонов на Сенной площади, правительство долгое время было озабочено вопросом, чем занять освободившееся место. Может, эквилибристов туда поставить? Которые, к примеру, будут жонглировать не 9-ю предметами, а десятью? Иначе туда придет бабушка с укропом, а этого, конечно, нельзя допустить.

Судя по сигналам, который я получаю, малому бизнесу в ближайшее время проще не станет. Общая обстановка в стране не располагает к малым формам предпринимательства. Отношение государства к небольшим предпринимателям я бы охарактеризовал как создание невыносимых сопутствующих обстоятельств.

Открыть бизнес тяжело с точки зрения организации, налогов, подключений к ресурсоснабжающим компаниям, и сделать это человеку, не связанному с властью, – необычайно сложно.

– Сколько предупреждений в адрес органов власти Санкт-Петербурга вы вынесли в 2016 году?

– Больше ста. В поле нашего зрения чаще всего оказывались администрации районов из-за нежелания проводить конкурсы на выбор управляющих компаний в многоквартирных домах. Игнорирование этих обязанностей является нарушением антимонопольного законодательства.

Например, по три предупреждения выдано Московскому району и Красносельскому. По два – Приморскому, Красногвардейскому, Фрунзенскому и Невскому.

Предупреждение получил КИО, который предоставил без торгов места под размещение автолавок. Предупредили мы и руководство Комитета по развитию туризма. Жалоба в адрес УФАС поступила от конкурентов дизайнера Артемия Лебедева, который нарисовал серию из 16-ти логотипов Санкт-Петербурга и подарил их Смольному за рубль. Логотипы теперь широко используются, но, как оказалось, никто не знал, что Северная столица нуждается в них. Естественно, нашлись люди, которые хотели предложить городу другую корону. И другой зонтик. Мы выдали предупреждение, а Общественный совет по рекламе при УФАС осудил практику Смольного.
Комитет прислал в управление официальный ответ на наше предупреждение – он утверждает, что не может его исполнить. Если предупреждение не исполнено, то в соответствии с Законом о защите конкуренции мы обязаны до 14 декабря возбудить дело. Только ли в отношении Комитета по развитию туризма оно будет возбуждено или ответчиком будет и ООО «Студия Арт. Лебедева», это еще нам предстоит решить.