• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

"Иногда надо сказать какую-нибудь глупость". Как выбирают оператора для рекламы в метро

Корреспондент "ДП" побывал на заседании антимонопольной службы, посвященном жалобам на конкурс по выбору оператора для продажи рекламы в петербургском метро. Чиновники из ГУП по размещению рекламы очень старались, но так и не смогли вразумительно объяснить, как так вышло, что под их требования подходят единичные фирмы, причем в основном аффилированные друг с другом.

"Когда я читал эти новости про клаустрофобию, думал: слава Богу, что моего имени не называют, а то как-то неловко получилось", — жалуется двум собеседникам в дорогих костюмах представитель ГУП "Городской центр размещения рекламы" юрист Ахмед Кулаев (ГУП подведомственно комитету по печати).

Дело происходит в узком коридорчике петербургского управления антимонопольной службы на Васильевском острове. Собравшиеся поджидают, когда начнется заседание по поводу конкурсов на право торговать рекламой в метро. Право это — очень заманчивый бизнес: победитель должен будет передать метрополитену лишь 1,6 млрд рублей за 10 лет, а остальное сможет забрать себе. В ходе торгов цифра 1,6 млрд рублей, вероятно, повысится, но останется столь же привлекательной, ведь объем этого рынка составляет более 1 млрд рублей в год.

Журналистов у дверей зала больше, чем участников заседания, но представители ГУП этого еще, видимо, не подметили. "Сказал и сказал про клаустрофобию, не оправдывайся, чего уж там", — успокаивает мужчину один из собеседников. "Иногда надо сказать какую-нибудь глупость в ответ на чужие глупости", — вторит другой собеседник. "Нормально выполняешь свою работу", — подхватывает первый.

Боязнь навредить

Дело в том, что неделю назад на таком же заседании представители ГЦРР прославились заботой о людях, больных клаустрофобией. Так они объяснили, почему к конкурсам на право торговать рекламой в метро допускаются только те фирмы, которые и раньше занимались ее размещением именно в подземке. Другие компании, посчитали в ГЦРР, могут по неопытности травмировать психику больных клаустрофобией. Чтобы четко обозначить масштаб проблемы, в ГЦРР даже подсчитали, сколько таковых в Петербурге: от 13 до 15%.

Однако столь веский довод не впечатлил антимонопольщиков, и они взяли неделю на раздумья. И вот все участники процесса собрались снова. Подоспела и возмущенная представительница "Волгобалт медиа": эта компания направила жалобу в УФАС. Фирма 14 лет занимается размещением рекламы, но не смогла подать заявку на конкурс из-за того, что в метро последний раз работала 10 лет назад. А заказчик установил требование к опыту работы в метро именно за последние 3 года.

Послушать про клаустрофобию и другие интересные вещи пришел даже руководитель УФАС Вадим Владимиров. "Поясните, насколько широк рынок компаний, которые могут участвовать в конкурсе при ваших требованиях?" — поинтересовался Петр Яковлев, заместитель руководителя УФАС, попутно объяснив, что за заседанием внимательно следит пресса.

Офшоры без запретов

Тут лица представителей ГЦРР стали гораздо серьезнее. Юрист ГУП торжественно сообщил, что в Петербурге целых пять организаций, которые могут участвовать в конкурсе при нынешних требованиях заказчика. "Это общеизвестная информация, которую тиражировали газеты", — добавил он.

Действительно, "ДП", например, не раз "тиражировал" эту информацию: в 2006 году Смольный выбрал четыре связанных между собой компании "Коммет", "Афкап", "Метроном" и "Анфас", которые в последние годы передали свои права по продаже рекламы в метро компании "Проспект". Ее возглавил бывший начальник отдела рекламы ГУП "Петербургский метрополитен" Георгий Иванов. По данным СПАРК, в 2015 году выручка "Проспекта" составила 1,1 млрд рублей, в 2014-м — почти 1,5 млрд. Ранее "ДП" уже рассказывал, как Георгию Иванову благодаря такому карт-бланшу удалось развить и свой семейный бизнес, связанный с недвижимостью.

Кроме того, "Афкап" ранее частично принадлежал бывшему члену Палаты представителей США, а теперь оформлен на офшор. Запрещать офшорам участвовать в конкурсе на работы в метро заказчик почему-то не стал. Видимо, офшоры для больных клаустрофобией не опасны. Интересно и то, что у истоков "Анфаса", еще одной упомянутой выше фирмы, стояла бывшая замначальника метрополитена по экономике Ирина Воробьева.

Сообразно целям ГЦРР

Затем Петр Яковлев перешел к главному — клаустрофобии. "Так вы подготовили вразумительные объяснения, почему от подрядчиков требуется опыт размещения рекламы именно под землей?" Слово "клаустрофобия" больше не звучало, но назвать новый вариант вразумительным тоже было бы довольно сложно.

Дословно "клаустрофобию" заменили следующей аргументацией: "Есть содержательная часть для ответа, есть — формальная, нормативно-правовая часть. Объекты метрополитена выделены как отдельные объекты конкурсов. Содержательно — метро имеет уникальные характеристики. Оно находится под землей, распространяется практически на весь город, является объектом повышенной опасности и сложности, здесь есть много нюансов".

Наконец, у заказчиков поинтересовались, почему они хотят отдать всю рекламу на 10 лет в одни руки. Представитель ГЦРР сообщил, что это их право, "это удобно, целесообразно". "И, в конце концов, чему это противоречит?" — спросил он. "Закону о защите конкуренции", — не выдержал Вадим Владимиров.

В результате УФАС признало жалобу "Волгобалт медиа" обоснованной. ГЦРР придется допустить к конкурсу подрядчиков с опытом работы не только в подземке. Либо оспаривать решение УФАС в суде. Также УФАС собирается отдельно рассмотреть вариант с разделением лота на пять — по числу веток петербургского метро, чтобы в каждой был свой оператор.

"Ну и что вы дальше будете делать?" — с ухмылкой поинтересовались представители ГЦРР у дамы из "Волгобалт медиа". "Как что? Заявку подавать", — удивленно ответила она. "Ну-ну", — задумчиво ответили мужчины из ГЦРР