• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

От империи до наших дней

Стоило бы назвать эту статью иначе – «Аляску оставьте и подвиньтесь». Звучит претенциозно, но, по сути, верно.

15 лет назад Министерство антимонопольной политики России было преобразовано в Федеральную Антимонопольную службу. Казалось бы – понижение статуса.

Но пришёл Артемьев.

Артемьев Игорь Юрьевич – руководитель Федеральной антимонопольной службы России с 10 марта 2004 года. Назначен распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации Михаила Фрадкова №329-р. Это о таких как он в то время ходили по Белокаменной анекдоты про «питерских». Но время летело быстро и смеяться хотелось всё меньше.

ФАС начала наводить порядок на рынке рекламы, потом взялась за нефтяные компании, потом за спекулянтов продуктового рынка. Как гром среди ясного неба прогремела история с ТНК-BP, которая стала первой компанией, заплатившей штраф более 1 млрд рублей за нарушение антимонопольного законодательства. Прокатилась по России волна расследований по фактам стремительного взлёта цен на соль, гречу, яйца. Прошли несколько крупных расследований в сфере госзакупок…

И вот уже глава одного из трёх антимонопольных органов Китая - Министр Государственного торгово-промышленного административного управления Китайской Народной Республики Жу Бохуа, за глаза, но без тени юмора называет Артемьева «генерал». При этом у «генерала» всего 3500 сотрудников, а у китайцев только в одном из 3-х антимонопольных ведомств более 17000.

Руководитель Петербургского УФАС России Вадим Валерьевич Владимиров на открытии выставки к 15-летию ФАС России в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина
фото: ВС

Руководитель Петербургского УФАС России Вадим Валерьевич Владимиров на открытии выставки к 15-летию ФАС России в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина фото: ВС

Не всё так как кажется.

Настоящая история борьбы за честную конкуренцию в России, много больше, чем те 15 лет, которые существует ФАС. При советской власти с 1917-го по 1991-й нужды в антимонопольщиках не было. Государство было одной большой монополией. А там, где оставались рудименты рынка вопросы решались быстро или через прокуратуру, или путём головомойки в ближайшем райкоме или горкоме Коммунистической партии. До обкома старались не доводить, так как это был верный способ попасть с ковра партработника на стул в кабинете следователя, а оттуда… До 1953-го приходилось особенно тяжело. Потом, впрочем, тоже могли отправить в тайгу лет на 10, и на 15.

А что было до?

Об этом сегодня мало знают даже специалисты. Настолько мало, что многие общеизвестные факты теперь подлежат пересмотру, хотя признавать это многим не хочется. На выставке, открытой по случаю 15-летия Федеральной антимонопольной службы России в Президентской библиотеке имени Б.Н. Ельцина, среди прочего представлены архивные документы, свидетельствующие, что борьба с картелями в России началась существенно раньше, чем в США появился Акт Шермана.

В 1845 году было опубликовано «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», в котором статьёй 1615, было установлено наказание за «стачку», как в те годы в России называли антиконкурентные сговоры. Таким образом, именно в России нарушителей антимонопольных правил начали преследовать и наказывать системно и уголовно. Начали за 45 лет до старта аналогичной работы в Соединённых Штатах.

Руководитель пресс-службы Петербургского УФАС Нериновская Мрина Рудольфовна, на открытии выставки к 15-летию ФАС России в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина
фото: пресс-служба Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина

Руководитель пресс-службы Петербургского УФАС Нериновская Мрина Рудольфовна, на открытии выставки к 15-летию ФАС России в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина фото: пресс-служба Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина

Есть на выставке упоминания и про наиболее значительные дела того периода. Сегодня многим будет любопытная история синдиката «Продуголь», который фактически монополизировал рынок угля в 1910-х годах. Большая часть того угля добывалась в Донбассе, а дело рассматривал Санкт-Петербургский суд, по заявлению двух участников, пожелавших выйти из синдиката.

Есть и упоминание дела «Продамета» - синдиката, подмявшего под себя большую часть рынка стали. Ситуация сложилась настолько серьёзная, что кораблестроителю, академику Крылову, отвечавшему головой за военные заказы, пришлось принести на встречу с ведавшим делами «Продамета» инженером Давидом Борисовичем Вургафтом, то самое «Уложение». Это, как если бы сегодня руководитель военного завода вынужден был бы ходить на встречи с олигархами с томиком «Уголовного Кодекса» в кармане.

Запретный плод.

На открытии выставки «Конкуренция и монополии в Петербурге. От империи до наших дней». 
фото: ВС

На открытии выставки «Конкуренция и монополии в Петербурге. От империи до наших дней». фото: ВС

Реклама была, есть и будет, сколько бы её не регулировали и как бы не унифицировали технологии всё, что мы носим, едим и пьём. Реклама была даже в СССР, хотя зачем она была нужна в стране сплошного дефицита, уравниловки и принудительного распределения можно только гадать. Но реклама была. Разная.

Некоторые рекламные плакаты, представленные в экспозиции, в наше время непременно принесли бы своим создателям и распространителям не мало неприятностей, включая финансовые. То, что во времена Российской Империи было в порядке вещей, сегодня неприемлемо и незаконно. Например, употребление в рекламе слова «лучший» - было вполне обычной практикой. Обычными были и откровенные обманы. Вам на полном серьёзе могли предложить «самокрасящие щётки» или что-то в таком духе.

Сегодня как вчера – уже для завтра.

На открытии выставки «Конкуренция и монополии в Петербурге. От империи до наших дней». 
фото: ВС

На открытии выставки «Конкуренция и монополии в Петербурге. От империи до наших дней». фото: ВС

Открытие выставки всегда повод для встреч и речей. В этот раз речи были краткими, гостей было немного, но зато говорили искренне.

Среди тех, кто пришёл поздравить сотрудников Петербургского Управления Федеральной антимонопольной службы были Председатель Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга Эльгиз Качаев и вице-президент петербургской Торгово-промышленной палаты Георгий Абелев.

Они отметили профессионализм и принципиальность сотрудников ведомства, готовность конструктивно сотрудничать и надежду на то, что антимонопольщики будут работать с оглядкой. Можно ведь защищать бизнес, а можно и задушить.

А защита нужна не только и не столько крупному бизнесу, сколько среднему и малому. Это касается и борьбы с различными госмонополиями в форме ГУПов и МУПов, изо всех сил охраняющих свои вотчины, и контроля в сфере Госзаказа, и в контроле за соблюдением конкуренции на региональных рынках.

Сотрудник Президентской библиотеки, куратор выставки, «Конкуренция и монополии в Петербурге. От империи до наших дней» Ольга Головина провела не мало времени собирая и обобщая материалы, представленные на мультимедийных панелях на первом этаже. Там познакомиться с выставкой можно до 25 марта 2019 года.

Для посещения необходимо предварительно записаться по телефону (812) 334-25-14 либо отправить электронное письмо на адрес: excursion@prlib.ru.

После выставку обещают перенести на сайт Президентской библиотеки, где с её материалами смогут ознакомиться желающие.

Руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Вадим Валерьевич Владимиров обратил внимание на историю вокруг «Туристического логотипа Санкт-Петербурга» студии Артемия Лебедева.

фото:  Студия Артемия Лебедева

фото: Студия Артемия Лебедева

История эта многим известна как пример изображений, вызвавших суровые споры даже среди профессиональных художников, одновременно, как пример серьёзной командной работы и попытки осмыслить огромный объём информации, вложить в несколько символов историю, литературу, музыку, архитектуру, любовь и погоду.

С точки зрения антимонопольной практики эта история совершенно о другом. Жизнь меняется. Прежний экономический уклад уходит в прошлое безвозвратно. Если раньше главными ценностями были газ, золото, уголь, рожь, то теперь главной ценностью и товаром стали идеи.

Имидж, бренд, репутация – категории не только нравственные, но теперь и рыночные. Это может не нравиться, но к этому придётся привыкнуть.

Почему я считаю это дело важным? Потому, что мы показали Комитету по туризму и всем остальным городским чиновникам, что нельзя так просто взять и кому-то что-то отдать. Не просто материальное благо, а благо не материальное: имидж, бренд, репутацию. Это великая нематериальная ценность. Это дело – калитка в завтрашний день. Если нам удастся сделать из неё ворота, а потом вообще весь забор снести – это будет большая победа. Помимо развития конкуренции, возможностей для развития экономики в эпоху санкций у нас не так много, а экономика и конкуренция начинаются в органах власти. Им необходимо осваивать проконкурентное мышление, - сказал Вадим Владимиров.